Как в Росгвардии Краснодарского края разваливают СОБР.

вкл. . . Просмотры уникальных посетителей: 6952

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.58 [78 Голоса (ов)]

В профсоюз обратились сотрудники подразделения Росгвардии, вступившие к нам для защиты своих прав. Вот что они написали.

В настоящий момент в СОБР ГУ Росгвардии по Краснодарскому краю сложилась вопиющая, откровенно беспредельная ситуация. В подразделении, постоянно проводятся не регламентированные проверки. Проверяют служебную документацию и профессиональную пригодность личного состава. Пытаются либо расформировать отряд, либо провести оргштатные мероприятия, чтобы вывести сотрудников за штат и принимать обратно  по усмотрению командира СОБРа - Колыжбаева В.У..

И хотя оснований для этого нет, попытки эти основания состряпать имеются.

Кто и почему пытается уничтожить боевое подразделение? С чего всё началось?

Всё началось с того, что летом 2019 года в Краснодарский СОБР прибыл новый командир, полковник полиции Виталий Усманович Колыжбаев. До назначения он был заместителем начальника ГУ Росгвардии по Забайкальскому краю. На должность командира СОБР пришёл с понижением. Интересно, - почему?

Но сейчас речь не об этом. Что делает нормальный командир, придя в новое подразделение? Правильно, - знакомится с людьми, изучает положение дел в подразделении и т.д., но Виталий Усманович не такой. Он практически с порога заявил сотрудникам, что они здесь ничего не умеют, ничего не знают!

На информацию о том, что подразделение имеет хорошие показатели работы и боевой подготовки, заявил, что все показатели куплены за деньги. Находясь в должности более года, Колыжбаев натворил столько, что можно книгу написать. Рассмотрим лишь некоторые из его деяний.

Он начал активно использовать служебный транспорт в личных целях. Для поездок в ночное время в питейные заведения, по магазинам, просто в выходные дни, когда ему хотелось, куда-либо поехать, используя при этом водителей с суточного дежурства, подрывая при этом боеготовность дежурной смены.

Мог привлечь сверх нормы, в нарушение графика, водителей, после восьмичасового рабочего дня. В таких поездках, он ни сколько не смущаясь присутствия водителей, звонил своим знакомым в другие регионы. Приглашал к себе на работу, используя при этом грубую не цензурную брань, говорил о том, что местных «пи.…ов», местных «га.…ов», местных «уё….ов» он всех разгонит.    

Как же иначе, - ведь штат был заполнен и изменений не предвиделось. О фактах использования служебного транспорта в личных целях сообщалось вышестоящему руководству.

Водители свои слова подтвердили, но данные факты были проигнорированы. В результате, несколько водителей ушли из отряда. Далее Колыжбев начал активно саботировать работу подразделения, всячески пытаясь скомпрометировать сотрудников СОБР. На регулярной основе постоянно проводились (и проводятся) не регламентированные проверки по БСП. Нужно отметить, что огневая подготовка подразделения, действиями Колыжбаева значительно подорвана. Он постоянно менял график несения службы. Иногда по пять семь раз за неделю. Соответственно, в виду развитой бюрократии в Росгвардии составить, согласовать и подписать необходимые документы, стало не возможно, нет приказа, нет стрельб.

Кроме того, для участия в специальных стрелковых соревнованиях от СОБР Краснодар была сформирована спортивная команда. Для подготовки, Колыжбаев передал им боеприпасы, предназначенные для огневой подготовки всего отряда. Так, он вновь подорвал боеготовность подразделения в целом. Саботаж чистой воды! Несмотря на все его усилия, профессионализм, пока позволяет сотрудникам выполнять стрелковые упражнения на «хорошо» и «отлично».

Особой «любовью» Колыжбаев проникся к начальникам боевых отделений. Осознав, что это компетентные, порядочные, принципиальные, пользующиеся заслуженным уважением и авторитетом офицеры, и они не потерпят нарушение законности и коррупцию, Колыжбаев приложил массу усилий по их дискредитации и увольнению.

Постоянно докладывал руководству, что начальники отделений устраивают «заговоры» против него. Однако, именно он, состряпал служебную проверку в отношении одного из начальника боевого отделения. Опрашиваемые, в объяснениях указали, что нарушений не было, но, не смотря на это, выговор начальнику отделения всё же объявили. Возмутившись, он заявил, что будет обжаловать взыскание в суде. Выговор сняли. Не отменили, а сняли. В отношении начальника другого отделения он пошёл на подлог служебной документации. Колыжбаев приказал сотруднику, исполнявшему по его прихоти обязанности дежурного, подделать документы, изменить начальнику БО выходной день на рабочий, не сообщая ему об этом.

Незаконное требование Колыжбаева, этот офицер отказался выполнять, но документы всё же были подделаны. Это было замечено. Есть фото документов до и после подделки, но и этот преступный факт, руководством был проигнорирован. В итоге, сотрудника, отказавшегося выполнить, его преступное распоряжение Колыжбаев вынудил перевестись. Начальник БО, находясь на выходном дне, почувствовал недомогание и обратился к врачу. Лишь благодаря этой случайности, преступный замысел Колыжбаева провалился.

Это не единичный случай нарушения закона Колыжбаевым. Так, испытывая личную не приязнь к сотруднику, который, как и выше упомянутый, исполнял обязанности дежурного, на разводе, публично, неоднократно, унижающим тоном, отпуская в его адрес оскорбительные и издевательские фразы, хватал его за одежду в области горла. Вдохновлённый своим служебным положением, не высоким ростом и худощавым телосложением сотрудника, Колыжбаев проделывал это не однократно. Данный офицер был крайне возмущён противоправным поведением руководителя, о чём заявлял устно. Будучи грамотным и адекватным человеком, подчинённый Колыжбаева проявил чудеса выдержки и самообладания и не стал нарушать закон.

Он записался на личный приём к начальнику ГУ Росгвардии по Краснодарскому краю генералу Медоеву Г.В.. Узнав о происходящем, начальник ГУ строго указал Колыжбаеву на не допустимость таких действий в отношении подчинённых. Противоправные действия в отношении этого подчинённого Колыжбаев прекратил. Служебная проверка по данному факту не проводилась. К дисциплинарной ответственности Колыжбаев не привлекался.

Другой случай превышения командиром отряда должностных полномочий произошёл в коридоре подразделения. Утром, в этом самом коридоре, он встретил офицера из заступающего боевого отделения. К этому офицеру (как и к многим другим) он испытывал острую личную неприязнь. Не далее как накануне в своём кабинете, в присутствии старшего офицера, унижал и оскорблял его. Требовал вытянуть руки по швам, хотя сам при этом, вальяжно развалившись, сидел в кресле. Проходя мимо, Колыжбаев протянул ему руку. В виду острой эпидемиологической обстановки в стране и в мире, прекрасно помня об оскорблениях в свой адрес, офицер не пожал ему руку, а поздоровался устно, и сразу же получил удар в живот. Задыхаясь от боли и негодования, внешне сохраняя спокойствие, офицер спросил, что это такое и за что тот его ударил. Колыжбаев заявил, что он командир, а с ним не поздоровались. Не желая разбираться в причинах поступка своего подчиненного, принялся громко орать на него пытаясь подавить морально. Наоравшись, ушёл в свой кабинет. Спустя несколько минут, очевидно осознав, что он натворил, криками вызвал офицера в свой кабинет и попытался представить произошедшее в ином свете. Пытался извиниться, говорил, что если он подумал, что тот его ударил, это не так. Окончательно утратив связь с реальностью, подставил свой живот и предложил ударить его в ответ. Естественно, его предложение принято не было. О произошедшем, был составлен рапорт на имя начальника ГУ. На следующий день, в СОБР приехал заместитель начальника ГУ, что бы лично узнать обстоятельства содеянного Колыжбаевым. В ходе разговора было принято решение, не подавать рапорт через сайт Росгвардии, а подать его письменно, на личном приёме начальнику ГУ. Это и было сделано на следующий день. Из ГУ рапорт направили в следственный комитет. Интересно? Дальше, ещё интересней! В СК проверку провели, в возбуждении уголовного дела по ст.286 ч.3 п.а) отказали. Дали ли они правовую оценку действиям должностного лица? Усмотрели ли иные нарушения в действиях Колыжбаева - неизвестно.

Прославился Колыжбаев «грамотным» и «умелым» руководством. По собственной инициативе лично руководил одной из специальных операций и с треском провалил её. В результате его «руководства» серьёзно пострадал один из сотрудников. И снова полковник Колыжбаев блистает. Он пытался переложить свою вину на других. Обвинял пострадавшего офицера в фальсификации травмы.

Хочется знать, почему, не смотря на все свои художества, этот «руководитель» продолжает оставаться в занимаемой должности? Почему вместо проверки фактов его, можно сказать, преступной деятельности, в ответ на каждое сообщение об этом, в подразделение отправляют очередную проверку, и пытаются этим запугать личный состав. Руководство ГУ Росгвардии не проверяет достоверность сведений, а пытается закрыть сотрудникам рот.

На сегодняшний день, лишь единожды, полковнику полиции Колыжбаеву, был объявлен выговор. Как раз за руководство спецоперацией, которую, он провалил и в которой пострадал сотрудник СОБР. На все остальные его действия закрываются глаза. Почему? Исключительно благодаря высоким покровителям в управлении Росгвардии. Что бы Колыжбаев не натворил, он либо мчится в Москву, либо звонит туда, и всё чудесным образом заканчивается. Кто же покрывает оборотня в погонах?

Все здесь написанное могут подтвердить большинство действующих и уволившихся сотрудников. Главное - чтобы их об этом спросили.

Именно поэтому данное обращение профсоюз направил В.В. Золотову.

Михаил Пашкин

Нравится