Еще раз про аудиозаписи.

вкл. . . Просмотры уникальных посетителей: 3173

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 [4 Голоса (ов)]

Долгое время, принимая в свои ряды сотрудников, Профсоюз им настоятельно рекомендовал приобретать диктофоны и фиксировать свою служебную деятельность с их помощью. Обусловлено это было в основном необходимостью в тот или иной момент подтвердить наличие, либо отсутствие определенных обстоятельств или действий, нарушающих их права, при этом разъяснялась польза самоконтроля.

Но, как известно, и наиболее полно отражено в устоявшемся выражении «Я начальник – ты Гов…о», на слово верят исключительно руководителям, и не только при проведении служебных проверок, но и в судах.

А что делать, если отдан устный приказ, который не в полной мере соответствует закону? – правильно необходимо таким же способом (нет возможности подать письменный рапорт) сообщить начальнику о его незаконности, привести доводы в подтверждение своих слов, и отказаться от его исполнения. Только вот сразу возникает вопрос, - каким образом впоследствии доказать, что приказ был отдан именно в такой форме, а не иной, именно с такой формулировкой, и что ты обоснованно его не выполнил?

Как доказать, что ты сообщил по телефону своему руководителю (командиру, начальнику), о том что у тебя возникли обстоятельства, препятствующие исполнению служебных обязанностей (заболел, из-за урагана перекрыли трасу и т.п.)? Как доказать, что тебе пообещали покровительство и службу без нареканий, в случае благосклонности с твоей стороны и наоборот «море неприятностей» в случае отказа в близости, в случае если ты девушка (случаи известны и часты)?

Вот об этом мы говорим сотрудникам, при вступлении в наши ряды. Но если ранее такие действия сотрудников органов внутренних дел не были урегулированы законом, то со вступлением в силу закона «О полиции», фиксировать свою деятельность с помощью приборов аудио и видео фиксации, сотрудникам разрешили на законодательном уровне ( ч3 ст. 11 Закона).

Но, несмотря на прямое указание Закона, руководство отдельных подразделений, все равно пыталось искоренить практику аудио-фиксации службы подчиненными сотрудниками. Оно и понятно, - не все начальники могут сдержаться в выражениях, но если некоторые употребляют крепкое словцо для связки и по «отечески», то другие переходят всяческие рамки дозволенного, откровенно унижают сотрудников, угрожают и требуют выполнять распоряжения, которым отведены отдельные статьи в уголовном кодексе Российской Федерации.

На почве борьбы с диктофонами и видео-регистраторами даже появилось отдельное разъяснение правового управления московского Главка, со ссылками на законодательные акты Российской Федерации, в котором запрещалось производить аудио и видео – записи на территории и в помещениях органов внутренних дел без разрешения руководства.

Однако совсем незаметным и незначимым попытались сделать одно обстоятельство, что закон вводит такие ограничения лишь для «режимных» объектов, то есть для объектов органов внутренних дел в которых установлен дополнительный, особый режим охраны. У МВД таких объектов не так уж и много – это к примеру ИВС, особо охраняемые объекты, ну может еще какие-то объекты, связанные с режимами секретности.

Территориальные подразделения органов внутренних дел никаким образом не являются режимными объектами и, более того, в соответствии с частью 2 статьи 8 закона «О полиции», предусмотрена открытость и публичность деятельности полиции, а так же право граждан, общественных объединений и организаций получать достоверную информацию о деятельности полиции, непосредственно затрагивающую их права.

А поскольку Московский межрегиональный профсоюз полиции является общественным объединением, и каждый сотрудник, входящий в его состав, - это неотъемлемая часть такого объединения, при нарушении его прав, тем более при осуществлении служебной деятельности, нарушаются непосредственно права Профсоюза. И часто возникающие слова руководителей, что сотрудник передал информацию в Профсоюз, являются абсолютно неверными, в том смысле, что сотрудник и есть профсоюз, а информацию для профсоюза, в лице сотрудника, передал САМ руководитель.

Таким образом, становится совершенно очевидным, - кого следует привлекать к ответственности за нарушение требований к служебному поведению сотрудника органов внутренних дел, в части сохранения своих чести и достоинства, нанесения ущерба репутации сотрудника, авторитету федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел.

Тем не менее, своеобразную точку в вопросах предупреждения собеседника о проведении аудио- фиксации разговоров и действий, при осуществлении служебной деятельности, а так же во внеслужебное время, если это не касается частной личной жизни последнего, поставил Верховный суд Российской Федерации в своем Определении от 16 декабря 2016 года по гражданскому делу 35-КГ16-18 (материал издания лента.ру https://lenta.ru/articles/2017/02/03/audio/).

В частности Верховный суд указал: «…В соответствии с частью 1 статьи 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.

Лицо, представляющее аудиозаписи на электронном или ином носителе либо ходатайствующее об их истребовании, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи (статья 77 названного кодекса).

Таким образом, аудиозаписи отнесены Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации к самостоятельным средствам доказывания, в связи с чем истица в обоснование того, что денежные средства по договору займа предоставлялись на общие нужды супругов, вправе ссылаться на аудиозапись беседы с ними.

При этом истицей суду были представлены исчерпывающие сведения о том, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи, а Ш…. не оспаривала их достоверность и подтвердила факт телефонных переговоров со С… .

Исходя из изложенного, вывод суда апелляционной инстанции о том, что представленные истицей аудиозаписи не соответствуют требованиям о допустимости доказательств, не основан на законе. В обоснование недопустимости аудиозаписи телефонного разговора суд сослался на пункт 8 статьи 9 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации», согласно которому запрещается требовать от гражданина (физического лица) предоставления информации о его частной жизни, в том числе информации, составляющей личную или семейную тайну, и получать такую информацию помимо воли гражданина (физического лица), если иное не предусмотрено федеральными законами.

По мнению апелляционной инстанции, запись разговора между истицей и ответчицей была сделана первой без уведомления о фиксации разговора, а потому такая информация получена помимо воли Ш…, что недопустимо в силу вышеприведенной нормы закона. При этом не было учтено, что запись телефонного разговора была произведена одним из лиц, участвовавших в этом разговоре, и касалась обстоятельств, связанных с договорными отношениями между сторонами. В связи с этим запрет на фиксацию такой информации на указанный случай не распространяется.

При таких обстоятельствах апелляционное определение подлежит отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции…».

Таким образом, руководствуясь нормами Федерального закона «О полиции», опираясь на гражданское законодательство, учитывая практику Профсоюзной деятельности, можно сделать вывод о том, что фиксировать разговоры с руководством можно и нужно, но при этом не стоит забывать, что:

- сообщенная вам информация о личной жизни разглашению не подлежит;

Стоит так же помнить о том, что информация, сообщенная в правоохранительные органы с целью проведения проверки не считается распространением сведений и ответственность за ее сообщение не наступает (кроме заведомо ложного доноса), даже если данные сведения не подтвердились. Но теперь подтверждать сведения официально возможно с помощью аудио записей!!!

Кроме того, по прошествии времени, а это около десяти лет, с тех пор как профсоюз вносил предложения по улучшению качества службы органов внутренних дел, власти все же пришли к тому выводу, что не только ДПС но и каждого сотрудника полиции необходимо оснастить регистраторами. Они должны е будут фиксировать происходящее во время несения службы, тем самым защищая сотрудника полиции от нападок нерадивых граждан, и, в то же время, дисциплинируя самого полицейского. Последнее было отражено в средствах массовой информации, со ссылкой на компетентные органы.

Игорь Гришаков.

Комментарии   

+3 #2 Бывший УУП 08.02.2017 23:58
" В силу очевидных причин аудио- и видеозаписи получили распространение именно в уголовном процессе. По коррупционным составам и делам о вымогательстве аудиозапись является весомым аргументом при установлении вины, приводит пример Дарья Константинова, партнер бюро «Забейда, Касаткин, Саушкин и партнеры». Такие доказательства все чаще предлагают не только правоохранительные органы, но и граждане, и их защитники, делится адвокат, председатель комиссии защиты прав адвокатов Алексей Иванов. Это могут быть данные с видеорегистраторов, записи уличных камер и тому подобное, перечисляет он.
Чтобы запись можно было использовать в суде, нужно установить ее подлинность, рассказывает Рагулина. Подтвердить ее может эксперт, который устанавливает невозможность монтирования или подделки в целом. Также важны привязки к месту и времени, продолжает Рагулина. Запись следует как можно быстрее направить следственной группе и уделить внимание ее оформлению – или протоколом выемки, или приложением к протоколу допроса, советует руководитель «Яковлева и партнеров». "

pravo.ru/review/view/137811/
Цитировать | Сообщить модератору
+10 #1 Патамушта 08.02.2017 15:38
Хорошая и нужная статья!)
Цитировать | Сообщить модератору

Добавить комментарий

Доброго времени суток, уважаемый посетитель!

Оставляя свой комментарий, Вы соглашаетесь с правилами добавления комментариев:
— Комментарии должны относиться к обсуждаемой теме.
— СПАМ и ссылки на сайты, не имеющие отношения к теме, запрещены.
— Оставляя свои комментарий, Вы автоматически соглашаетесь с тем, что они должны выражать Ваше мнение и опыт по тому или иному вопросу, изложенные чётким, понятным и ясным языком и относиться к теме комментируемой Вами записи.
— Мы оставляем за собой исключительное право удалить любой комментарий без объяснения причин. Точно также мы оставляем за собой право в любой момент и на любое время отключить возможность размещения комментариев к любой заметке, а также вообще ввести предварительную цензуру комментариев, размещаемых на сайте, без указания причин принятия таких мер.
— Если мы посчитаем нужным, мы можем ограничить доступ к сайту пользователей с определёнными IP-адресами (диапазонами адресов).
— IP-адрес любого, кто размещает на сайте комментарий, либо выполняет другие активные действия, фиксируется в базе данных.
— Если Ваш указанный E-mail окажется не работающим (фальшивым), то все Ваши комментарии будут удалены, а IP будет внесён в чёрный список.
— Удаляются комментарии, где в поле имени указывается реклама, слоганы сайтов или провокационные фразы. Указывайте настоящее имя или ник.
— Удаляются комментарии с нецензурной лексикой, хамством и оскорблениями.
— Не допускается необоснованная критика и демонстративное «тыканье».
— Короткие комментарии, скорее всего, будут удаляться, поскольку «они принимают вид» СПАМа. Например: «клёвая статейка!», «хороший фильм», «понравилось» и т.д.
— Написание комментариев под разными именами, с одного и того же IP-адреса запрещены.
— Комментарии, не соответствующие правилам, удаляются.


Защитный код
Обновить

Похожие материалы