Что изменилось за 100 лет в нашей системе?

вкл. . . Просмотры уникальных посетителей: 362

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 [1 Голос]

100 лет назад – в середине сентября 1919 года – в Москве внимание общественности было приковано к заседаниям Ревтрибунала, который рассматривал дело 27 сотрудников, в том числе и высокопоставленных, уголовного розыска столицы.

Начиналось дело, как сравнительно обычное: злоупотребление служебным положением, взятки, пьянство и неподобающее поведение в быту. Показательно, что за ходом судебных заседаний следила газета "Вечерние известия", которая сообщала много интересных деталей: "Особый интерес представляют показания крупной фигуры процесса – владельца знаменитого притона "Треф" и одновременно инспектора уголовного розыска Дмитриева, который решительно отрицает присвоение им 110 тысяч рублей из 300 тысяч, отобранных у граждан Лабзина и Гольцева". Лабзин и Гольцев – это двое служащих советских финансовых учреждений в Ярославле. По подложным ордерам они получили в местном губернском казначействе свыше 300 000 рублей для выплаты зарплаты рабочим. С этими деньгами они приехали в Москву и ударились в загул. За 2 дня прокутили, по собственному признанию, 30 000, но были арестованы в упомянутом заведении "Треф" сотрудниками МУРа. Единственное, что в тот момент заботило растратчиков, это чтобы их не отправляли обратно в Ярославль, где им "грозил расстрел в Чрезвычайной комиссии за растрату денег". Инспектор Дмитриев и его коллега, инспектор МУРа Филиппов, якобы согласились оставить задержанных в Москве. На суде вскрылась пикантная даже не деталь, а серьезное расхождение в количестве денег: инспекторы утверждали, что при аресте было отобрано170 000, но Лабзин и Гольцев утверждали, что при аресте у них изъяли 270 000. То есть 100 000 были присвоены Дмитриевым. Кроме того, кутилы из Ярославля сделали признание, которое было гораздо серьезнее обвинений в коррупции и присвоении денег: Дмитриев якобы пообещал им "держать их в Москве, пока не полетит большевистская власть". Это уже, как говорится, совершенно другая статья.

Дмитриев пытался всё отрицать, но самым несуразным образом. Он начал объяснять, что ведомые им дела по выявлению производителей и продавцов спирта – напомним, в стране действовал “сухой закон” – требовали участия что называется в процессе, то есть выпивал для пользы дела. Входя в доверие, в конкретном случае к некоему фармакологу Бирнбауму, хозяину подпольной лаборатории, Дмитриев шантажировал Бирнбаума, купив у него спирта по 12 000 рублей за ведро. Сразу отметим, что цена – огромная, тут никаких взяток не хватит, чтобы обеспечить себя и родственников алкоголем. На этом месте расследования в деле возникла фигура еще более значимая – начальник уголовного розыска Москвы Патоловский. У него при обыске были найдены помеченные денежные купюры. Выяснилось, что деньги помечала жена одного из винных спекулянтов, с которыми работали Дмитриев и Филиппов, а Филиппов из полученных инспекторами денег собирал с каждого по 5000 рублей для передачи вверх по начальству. Приток денег был постоянный, таким образом посетители игрового притона "Треф", находившегося под контролем муровцев, расплачивались за возможность дать волю своим слабостям.

В результате инспектор Дмитриев, защищаясь, вынужден был заявить, что он при прежнем режиме всегда получал вознаграждение за борьбу со спекулянтами спиртным – 10% от найденной суммы. А на резонный вопрос “почему он ранее не сообщал о службе при царе в охранном отделении?” неожиданно заговорил о своих заслугах перед советской властью – ни больше ни меньше о том, что он "раскрыл виновников покушения на жизнь председателя Совнаркома товарища Ленина". Каким образом раскрыл, если Фанни Каплан все-таки стреляла в Ильича? Это Дмитриев уже не уточнял.

Добавить комментарий

Доброго времени суток, уважаемый посетитель!

Оставляя свой комментарий, Вы соглашаетесь с правилами добавления комментариев:
— Комментарии должны относиться к обсуждаемой теме.
— СПАМ и ссылки на сайты, не имеющие отношения к теме, запрещены.
— Оставляя свои комментарий, Вы автоматически соглашаетесь с тем, что они должны выражать Ваше мнение и опыт по тому или иному вопросу, изложенные чётким, понятным и ясным языком и относиться к теме комментируемой Вами записи.
— Мы оставляем за собой исключительное право удалить любой комментарий без объяснения причин. Точно также мы оставляем за собой право в любой момент и на любое время отключить возможность размещения комментариев к любой заметке, а также вообще ввести предварительную цензуру комментариев, размещаемых на сайте, без указания причин принятия таких мер.
— Если мы посчитаем нужным, мы можем ограничить доступ к сайту пользователей с определёнными IP-адресами (диапазонами адресов).
— IP-адрес любого, кто размещает на сайте комментарий, либо выполняет другие активные действия, фиксируется в базе данных.
— Если Ваш указанный E-mail окажется не работающим (фальшивым), то все Ваши комментарии будут удалены, а IP будет внесён в чёрный список.
— Удаляются комментарии, где в поле имени указывается реклама, слоганы сайтов или провокационные фразы. Указывайте настоящее имя или ник.
— Удаляются комментарии с нецензурной лексикой, хамством и оскорблениями.
— Не допускается необоснованная критика и демонстративное «тыканье».
— Короткие комментарии, скорее всего, будут удаляться, поскольку «они принимают вид» СПАМа. Например: «клёвая статейка!», «хороший фильм», «понравилось» и т.д.
— Написание комментариев под разными именами, с одного и того же IP-адреса запрещены.
— Комментарии, не соответствующие правилам, удаляются.


Защитный код
Обновить

Похожие материалы