430 тыс. рублей по решению суда заплатит УВД СЗАО.

вкл. . . Просмотры уникальных посетителей: 3127

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 [0 Голоса (ов)]

Закончилась длительная судебная эпопея по восстановлению на службе бывшего инспектора ДПС роты ДПС ОБ ДПС ГИБДД УВД по СЗАО г. Москвы Пашкова Д.А., уволенного 21 октября 2010 года и восстановленного на службе решением Хорошевского районного суда г. Москвы от 7 ноября 1011 года.

Представителем интересов Пашкова Д.А. в суде был начальник юридического отдела Профсоюза Носков В.А.

27 февраля 2012 года Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда оставила без изменения решение Хорошевского районного суда г. Москвы, в соответствии с которым УВД по СЗАО ГУ МВД России по г. Москве обязано:

- Восстановить Пашкова Д.А. в должности инспектора ДПС роты ОБ ДПС ГИБДД УВД по СЗАО г. Москвы;

- Взыскать с УВД по СЗАО ГУ МВД России по г. Москве в пользу Пашкова Д.А. денежные средства за время вынужденного прогула в размере 426 610 рублей 80 копеек, в счет компенсации морального вреда 3000 рублей, а всего – 429 610 рублей 60 копеек.

Кроме этого, Пашкову Д.А., согласно исполнительного листа от 07 ноября 2011 года восстановленному на службе с зачислением в распоряжение приказом начальника УВД по СЗАО ГУ МВД по г. Москве от 30 декабря 2011 года (изданному в нарушение закона с опозданием на 54 календарных дня), должна быть выплачена заработная плата по день нового увольнения.

Почему по день нового увольнения? Потому что Пашков Д.А. однозначно должен быть вновь уволен, но уже не по отрицательным мотивам, а по сокращению штатов, поскольку внеочередную аттестацию, необходимую для переназначения в полицию, он не проходил.

То, что Пашков не прошел внеочередную аттестацию – не его вина. Такие у нас законы. Когда его увольняли, реформа еще не началась, а когда его восстановили, реформа уже закончилась. И сделать ничего нельзя – срок проведения внеочередной аттестации закончился 01 августа 2011 года, а для таких сотрудников, как Пашков Д.А. (пропустивших срок аттестации не по своей вине) никаких исключений не предусмотрено. Не повезло человеку.

Но это не единственная проблема. Проблема так же в том, что по вине должностных лиц УВД по СЗАО ГУ МВД России г. Москвы и ГИБДД ГУ МВД России по г. Москве, незаконно уволивших Пашкова Д.А., государство обязано выплатить потерпевшему сотруднику в счет компенсации вынужденного прогула, с учетом последующей заработной платы (с 07 ноября 2011 года и по день нового увольнения) более полумиллиона рублей.

Почему образовалась такая сумма? Отнюдь не из-за пробелов в законодательстве. Вина в этом лежит на конкретных должностных лицах, которые уволили Пашкова Д.А. с вопиющими нарушениями оснований и процедуры увольнения.

Для доказательства незаконности увольнения прилагаем копию письменных объяснений Пашкова Д.А. и его представителя в суде Носкова В.А., с описанием части этих нарушений, учтенных судом при принятии решения по делу.

Кроме этого, по вине должностных лиц УВД по СЗАО и ГИБДД ГУ МВД России по г. Москве, сроки рассмотрения дела судом были необоснованно затянуты. Судом по иску Пашкова Д.А. было проведено в общей сложности 17 (!) судебных заседаний!

Почему так много? Потому что неоднократно вызываемые судом (по инициативе юристов, представлявших в суде интересы УВД по СЗАО) свидетели – сотрудники КПО ГИБДД ГУ МВД России по г. Москве во главе с подполковником милиции (теперь – полиции) Андреенко В.М., шесть раз подряд (!) без уважительных причин не являлись на судебные заседания. Два раза на судебные заседания не явились сами юристы, представлявшие УВД по СЗАО. Несколько судебных заседаний перенесено из-за несвоевременного предоставления в суд представителями УВД по СЗАО документов и материалов, истребованных судом в качестве доказательств.

Так, четыре судебных заседания были перенесены из-за не предоставления в суд аудиозаписи переговоров Пашкова Д.А. с гражданкой Пелих Н.В., которая являлась единственным доказательством виновности или невиновности Пашкова Д.А. во вмененном проступке, пока, в конце концов, свидетель Андреенко В.М. в суде не объявил, что эта аудиозапись у них в КПО не сохранилась.

На сегодняшний день Пашкову Д.А., восстановленному по решению суда с 07 ноября 2011г. приказом УВД по СЗАО от 30 декабря 2011г. не выплачено ни рубля в качестве заработной платы.

Спросите, почему? Да потому, что руководители УВД по СЗАО ГУ МВД России по г. Москве были уверены, что кассационная инстанция – Коллегия по гражданским делам Московского городского суда - отменит решение Хорошевского районного суда г. Москвы о восстановлении на службе Пашкова Д.А., и ему не надо будет ничего платить.

Зачастую эта уверенность себя оправдывает – «ворон ворону око не выклюнет». Но в данном конкретном случае – не получилось, судебная коллегия оказалась принципиальной. И вот теперь по закону Пашкову Д.А. ответчик обязан выплатить все – и сумму прогула, и зарплату.

Кто же будет отвечать за ущерб, причиненный государству вынужденным прогулом Пашкова Д.А.? Профсоюз считает, что материальная ответственность, установленная законом, должна быть возложена на всех виновных должностных лиц, в части и пропорции, их касающейся – начиная с господина Андреенко В.М., инициатора незаконного увольнения и кончая должностными лицами УВД по СЗАО ГУ МВД России по г. Москве, не выплатившими Пашкову Д.А. с момента восстановления его на службе до настоящего времени ни одного рубля.

Мы считаем, что выше описанные обстоятельства должны стать предметом служебной проверки Инспекции по личному составу, Правового управления и контрольно-ревизионного управления ГУ МВД России по г. Москве.

Даст ли в этой части начальник главка Колокольцев В.А. соответствующие поручения – мы не знаем, но мы на это надеемся. Пора, в конце концов, положить конец правовому беспределу.

В Хорошевский районный суд

города Москвы

от истца: Пашкова Дмитрия Александровича

Представителя истца (по доверенности):

Носкова Владимира Алексеевича

ПИСЬМЕННЫЕ ОБЪЯСНЕНИЯ

данные истцом и его представителем по иску Пашкова Д.А.

к УВД по СЗАО г. Москвы в судебном заседании 20 апреля 2011 года в порядке части 1 статьи 35 ГПК РФ

В дополнение к мотивировке несогласия истца с увольнением, указанной в исковом заявлении, после изучения материалов, представленных в суд ответчиком, мы, истец и его представитель, считаем необходимым привести следующие доводы в обоснование заявленных исковых требований.

1. Отсутствие доказательств проступка, вмененного истцу, как основание его увольнения.

Как следует из приказа ответчика об увольнении истца от 21.10.2010г. № 881 л/с, основанием для увольнения является решение аттестационной комиссии УВД по Северо-западному административному округу г. Москвы от 21 октября 2010г. (протокол № 39).

Какие-либо иные основания увольнения (в том числе, заключения служебных проверок) в приказе не обозначены.

Исходя из этого, мотивировкой оснований увольнения истца следует считать только выводы, изложенные в тексте аттестации ответчика.

Как следует из текста аттестации, истцу вменяются в вину выявленные 9 отделом (КПО) УГИБДД ГУВД по г. Москве (дословно): «нарушения служебной дисциплины со стороны Пашкова Д.А., выразившиеся в требовании денежных средств в размере 2000 (двух тысяч) рублей за не привлечение водителя к административной ответственности за совершенное административное правонарушение».

Иных оснований увольнения истца (мы это подчеркиваем) в тексте аттестации не имеется.

Исходя из этого вывода аттестации, истцу вменяется совершение уголовно-наказуемого деяния (т.е. покушения на преступление), ответственность за которое предусмотрена ст. 30 - 290 УК РФ (вымогательство взятки).

Мы утверждаем, что обвинение истца в попытке вымогательства взятки от гр-ки Пелих Н.В., обозначенное в аттестации и послужившее основанием для увольнения, не основано на доказательствах, т.е. является голословным.

Исходя презумпции невиновности, установленной действующим федеральным законодательством (ст. 49 Конституции РФ, ст. 5 УК РФ, ст. 8 УПК РФ) виновность гражданина в совершении преступления устанавливается исключительно приговором суда, вступившим в законную силу. Такового в отношении истца (до его увольнения) не имелось.

Приговору суда милиции должны предшествовать проверка, возбуждение уголовного дела, следственные действия, проводить которые в отношении сотрудника милиции уполномочены следственные органы Прокуратуры РФ.

Следственным отделом по СЗАО СУ СК при Прокуратуре РФ по г. Москве событие, послужившее основанием для увольнения, было проверено задолго до увольнения истца приказом ответчика от 21.10.2010г. № 881 л/с -за 50 календарных дней до издания названного приказа.

В отношении этого события 02 сентября 2010 года вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием со стороны истца состава преступления. Причем, в Постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела утверждается, что со стороны лиц, проводивших скрытую проверку службы истца, в отношении истца имели место недопустимые с точки зрения закона действия.

Как следует из Постановления названного следственного органа, перед началом скрытой проверки истца, имевшей место 06.08.2010г., участница этой проверки гр-ка Пелих Н.В. была проинструктирована под роспись о недопустимости каких-либо провоцирующих действий, передачи сотрудникам денег и материальных ценностей.

В нарушение этого правила гр-ка Пелих Н.В. неоднократно и активно предлагала истцу деньги в размере от 1000 до 2000 рублей за не привлечение ее к административной ответственности, на что истец согласия не давал.

Это подтверждается не только объяснением истца, но и приобщенной к материалам проверки справки по результатам расшифровки фонограммы

беседы между водителем Пелих Н.В. и истцом, что объективно было расценено следственным органом как «провокация».

Кроме этого, в Постановлении следственного органа утверждается, что данные о покушении истца на взятку получены не надлежащим субъектом,

а именно старшим инспектором по О.П. 10 отдела КПО УГИБДД ГУВД по г. Москве подполковником милиции Андреенко А.М., не наделенным правом осуществлять оперативно-розыскную деятельность.

Обращаем внимание суда на то, что в постановлении следственного органа нет ссылки на прослушивание в присутствии истца (и вообще на прослушивание в ходе проверки следственным органом) аудиозаписи разговора гр-ки Пелих Н.В. с истцом, а имеется ссылка только на письменную расшифровку разговора.

До увольнения истца результаты прокурорской проверки ответчиком не изучались и, соответственно, не были предметом рассмотрения в ходе аттестации, проведенной истцу перед увольнением.

Более того, члены аттестационной комиссии и приглашенные на аттестацию руководители вообще не владели информацией о результатах проверки, проведенной следственным органом прокуратуры за 50 дней до проведения аттестации и увольнения истца.

В соответствии с частью 1 пункта 9.16. Инструкции о порядке применения Положения о службе в ОВД РФ, утвержденной приказом МВД РФ от 14 декабря 1999г. № 1038, обсуждение работы аттестуемого в ходе заседания аттестационной комиссии должно происходить в обстановке требовательности, объективности, принципиальности и доброжелательности.

В нарушение этого правила при принятии аттестационной комиссией решения отсутствовала элементарная объективность.

Подтвердив голосованием факт покушения истца на взятку, члены аттестационной комиссии, проголосовавшие за увольнение истца, не исследовали ни одного доказательства, прямо или косвенно подтверждающего вину истца в этом проступке.

Как следует из материалов, предоставленных ответчиком в суд, в отношении истца до проведения аттестации и издания приказа о его увольнении были подготовлены:

· Заключение служебной проверки УГИБДД ГУВД по г. Москве от 13 августа 2010 г.:

· Заключение служебной проверки ответчика от 20 сентября 2010г.;

· Приказ ответчика от 23 сентября 2010г. № 193 «О привлечении к дисциплинарной ответственности сотрудников ОГИБДД УВД по СЗАО по г. Москве , в пункте 1 резолютивной части которого предлагается решить вопрос о дальнейшем прохождении истца на аттестационной комиссии УВД по СЗАО г. Москвы.

Как следует из протокола аттестационной комиссии, ни один из выше перечисленных документов в ходе аттестации не оглашался, не исследовался и, соответственно, какой-либо оценке не подвергался.

Как следует из протокола заседания аттестационной комиссии УВД по СЗАО г. Москвы № 39 от 21.10.2010г., в ходе аттестации аудиозапись разговора истца с гр-кой Пелих Н.В. от 06.08.2010г. так же не прослушивалась и оценка ей не давалась.

Необходимо отметить, что отдельные члены аттестационной комиссии в ходе обсуждения аттестации справедливо заявляли, что вина истца не доказана, и требовали предоставления дополнительных доказательств, подтверждающих вину истца во вмененном проступке.

Так, председатель аттестационной комиссии Овсянников Н.П. справедливо указывал на то, что представленная УГИБДД ГУВД по г. Москве письменная расшифровка аудиозаписи содержит две подписи лиц, не являвшихся свидетелями разговора истца с гр-кой Пелих Н.В., и не заверена никакими печатями, т.е. данное доказательство является не надлежащим.

Член аттестационной комиссии Рева Д.А. предлагал подождать решения прокуратуры и перенести рассмотрение данного вопроса.

На вопрос председателя комиссии Овсяникова Н.П., заданный присутствовавшему на аттестации руководителю истца Сухотину А.В. связывался ли он (Сухотин) с прокуратурой и какая перспектива проверки, проводимой прокуратурой, Сухотин А.В. ответил, что с прокуратурой не связывался и информации у него нет.

Этот ответ руководителя, представлявшего истца на аттестации, свидетельствует о том, что аттестация была подготовлена формально, поскольку за 50 календарных дней до проведения аттестации (02.09.2010г.) прокуратура уже закончила проверку и вынесла постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, с очевидностью подтверждающее отсутствие вины истца во вмененном проступке.

Далее, как следует из протокола, председатель аттестационной комиссии Овсянников Н.П. предлагал побеседовать с лицом, проводившим по линии КПО УГИБДД ГУВД по г. Москве проверку.

Однако по непонятной причине это предложение Овсянникова Н.П. не нашло поддержки у членов аттестационной комиссии.

Очевидно, что при выше описанных обстоятельствах аттестационная комиссия, на основании пункта 9.20. Инструкции о порядке применения Положения о службе в ОВД РФ, была обязана принять решение о пересоставлении аттестации для ее доработки в связи с явным отсутствием доказательств вины истца, однако не сделала этого и в результате вынесла заведомо необъективное решение.

Необходимо так же отметить, что руководитель истца – майор милиции Сухотин А.В., докладывающий аттестацию, в ходе обсуждения предлагал оставить истца на службе, ограничившись предупреждением о неполном служебном соответствии, на что имеется ссылка в протоколе.

При голосовании трое из одиннадцати присутствовавших членов аттестационной комиссии высказались против увольнения истца, один воздержался, что так же является подтверждением необъективности принятого решения об увольнении истца.

В связи с выше изложенным мы, истец и его представитель, перед началом настоящего судебного заседания, в порядке статей 39, 151 ГПК РФ дополнили ранее заявленные исковые требования новым требованием – признать выводы аттестации истца от 21 октября 2010г. не соответствующими действительности.

2. Существенное нарушение при увольнении истца процедуры увольнения, установленной внутриведомственным трудовым законодательством.

При увольнении истца были нарушены сроки увольнения. В соответствии с пунктом 17.8. Инструкции о порядке применения Положения о службе в ОВД РФ, утвержденной приказом МВД РФ от 14 декабря 1999г. № 1038, увольнение сотрудников по пунктам «к», «л» статьи 58 Положения о службе в ОВД РФ осуществляется в порядке реализации приказа о дисциплинарном взыскании и с учетом требований статей 17 и 39 Положения о службе.

Частью 11 статьи 39 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утвержденного Постановлением Верховного Совета от 23.12.1992г. № 4202-1 установлено:

«Дисциплинарное взыскание должно быть наложено до истечения десяти суток с того дня, когда начальнику стало известно о совершенном проступке, а в случаях проведения служебной проверки, возбуждения уголовного дела или дела об административном правонарушении – не позднее одного месяца соответственно со дня окончания проверки, рассмотрения компетентным органом или должностным лицом уголовного дела или дела об административном правонарушении и вынесения по ним окончательного решения, не считая времени болезни виновного или нахождения его в отпуске».

В соответствии с пунктом 18 Инструкции о порядке организации и проведения служебных проверок в органах, подразделениях и учреждениях системы МВД РФ, утвержденной приказом МВД РФ от 24 декабря 2008г. № 1140, «Служебная проверка должна быть назначена не позднее 10 дней с момента получения должностным лицом, имеющим право назначения служебной проверки, информации, послужившей основанием для ее назначения, и должна быть завершена не позднее чем через 30 дней со дня принятия решения о ее проведении».

В соответствии с пунктом 21 названной Инструкции «В срок проведения служебной проверки не включается время нахождения сотрудника, в отношении которого проводится служебная проверка, в отпуске, командировке, а так же периоды его временной нетрудоспособности».

Проступок, вмененный в вину истцу, имел место 06 августа 2010 года. Руководителям истца стало известно об этом в день совершения проступка. Проверку проводило лицо вышестоящей организации – ГИБДД УВД по г. Москве, и на место происшествия вызывался начальник истца майор милиции Сухотин А.В. (он же впоследствии представлял истца к увольнению на заседании аттестационной комиссии).

Исходя этого, на основании ч. 11 ст. 39 Положения о службе, следует считать, что в десятидневный срок, установленный со дня проступка для привлечения истца к дисциплинарной ответственности или назначения служебной проверки, истек 16 августа 2010 года.

Время проведения служебной проверки, (если она была назначена в установленный 10-ти дневный срок) - один месяц - истек, соответственно, 16 сентября 2010 года.

В соответствии ч. 11 ст. 39 Положения о службе срок реализации служебной проверки с выводами об увольнении - один месяц - истек 16 октября 2010 года.

Сведений о том, что истец в период с 06 августа 2010 года по 16 октября 2010 года был в отпуске, в командировке или был нетрудоспособен, ответчиком не предоставлено.

Таким образом, увольнение истца по закону должно быть произведено не позднее 16 октября 2010 года.

В рассматриваемом случае ответчик, в нарушение закона, уволил истца 21 октября 2010 года, т.е. с заведомым пропуском срока давности применения дисциплинарного взыскания.

Считаем необходимым отметить, что в отношении проступка, вмененного в вину истцу, было проведено две служебных проверки:

· Вышестоящей организацией - УГИБДД ГУВД по г. Москве, заключение служебной проверки утверждено 13 августа 2010 года;

· Ответчиком – УВД по СЗАО г. Москвы, заключение служебной проверки утверждено 20 сентября 2010 года.

Как уже было сказано выше, оба эти заключения служебных проверок не рассматривались аттестационной комиссией и не были положены в основание увольнения истца приказом ответчика от 21 октября 2010 года № 881 л/с.

Но, даже если рассматривать эти заключения служебных проверок как основания для увольнения истца, то сроки реализации этих служебных проверок так же пропущены:

· Срок увольнения истца после окончания служебной проверки УГИБДД ГУВД по г. Москве (13августа 2010 года) пропущен на 38 календарных дней;

· Срок увольнения истца после окончания служебной проверки ответчиком (20 сентября 2010года) пропущен на 1 календарный день.

В связи с вышеизложенным, с учетом доводов искового заявления и настоящего письменного объяснения, просим удовлетворить заявленные исковые требования в полном объеме.

Истец:

Д.А. Пашков

Представитель истца:

В.А. Носков

Добавить комментарий

Доброго времени суток, уважаемый посетитель!

Оставляя свой комментарий, Вы соглашаетесь с правилами добавления комментариев:
— Комментарии должны относиться к обсуждаемой теме.
— СПАМ и ссылки на сайты, не имеющие отношения к теме, запрещены.
— Оставляя свои комментарий, Вы автоматически соглашаетесь с тем, что они должны выражать Ваше мнение и опыт по тому или иному вопросу, изложенные чётким, понятным и ясным языком и относиться к теме комментируемой Вами записи.
— Мы оставляем за собой исключительное право удалить любой комментарий без объяснения причин. Точно также мы оставляем за собой право в любой момент и на любое время отключить возможность размещения комментариев к любой заметке, а также вообще ввести предварительную цензуру комментариев, размещаемых на сайте, без указания причин принятия таких мер.
— Если мы посчитаем нужным, мы можем ограничить доступ к сайту пользователей с определёнными IP-адресами (диапазонами адресов).
— IP-адрес любого, кто размещает на сайте комментарий, либо выполняет другие активные действия, фиксируется в базе данных.
— Если Ваш указанный E-mail окажется не работающим (фальшивым), то все Ваши комментарии будут удалены, а IP будет внесён в чёрный список.
— Удаляются комментарии, где в поле имени указывается реклама, слоганы сайтов или провокационные фразы. Указывайте настоящее имя или ник.
— Удаляются комментарии с нецензурной лексикой, хамством и оскорблениями.
— Не допускается необоснованная критика и демонстративное «тыканье».
— Короткие комментарии, скорее всего, будут удаляться, поскольку «они принимают вид» СПАМа. Например: «клёвая статейка!», «хороший фильм», «понравилось» и т.д.
— Написание комментариев под разными именами, с одного и того же IP-адреса запрещены.
— Комментарии, не соответствующие правилам, удаляются.


Защитный код
Обновить

Похожие материалы